К оглавлению

Назад

Вперед

.

3.5. По долине Зуг-Шаксгама ( Zug-Shaksgam )


После исследования ледника Сингхи мы отправились в долину Зуг-Шаксгама. Нам предстояло пройти 60 км местности, по которой еще никто никогда не ходил - 22 км от долины Шаксгама до реки Зуг-Шаксгам, 23 км вдоль Зуг-Шаксгама до точки, достигнутой экспедицией Мэйсона в 1926 г. и около 16 км на выходе из долины Зуг-Шаксгама через перевал к урочищу Дарбин Янгал (Кулчинтубулак).

Долина Зуг-Шаксгама была открыта в 1926 г. британской экспедицией под руководством майора Кеннета Мэйсона (Kenneth Mason) [1-2]. Эта экспедиция зашла в район с юга через перевал Каракорум, исследовала истоки Шаксгама до ледника Кайягар и хребты Агыл Каракорума между Раскемдарьей и Зуг-Шаксгамом.

Открытию Зуг-Шаксгама сопутствовал забавный конфуз.


Рис. 5.1. Истоки Зуг-Шаксгама. Зеленый трек - экспедиция Мэйсона 1926 г., желтый трек - экспедиция Шиптона (1937 г.), красный трек — наш.

На одном из биваков два портера экспедиции Мэйсона ушли на разведку в поисках возможного топлива и вернулись с неожиданной новостью. Они увидели большую реку, которая была столь же широка, как "Шайок в Сосере". 19 августа путешественники перешли через перевал Татарла "в большом волнении", будучи полностью уверенными, что они, наконец, достигли долины Шаксгама. Внизу они нашли много травы, топлива и цветов. Поэтому они решили, что спустились в описанный Янгхазбендом Дарбин Янгал (оазис Кулчинтубулак). Вся окружающая местность очень соответствовала описанию Янгхазбенда. На маленькие неувязки в высоте долины или в курсе реки путешественники решили не обращать внимания, высотомер у Янгхазбенда мог барахлить, а что касается северо-запада или северо-востока, так ведь эти слова так похожи, в доклад сэра Френсиса могла вкрасться банальная опечатка.


Рис. 5.2. Разворот книги Мэйсона [1].

22 августа участники экспедиции решили спуститься вниз и найти "начало подъема на перевал Агылдаван". Однако через 7 км 700 м уперлись в прижим, который они не смогли преодолеть. Глубина реки составляла около полутора метров при скорости 8 миль в час. В этом месте они провели 2 ночи в надежде, что вода упадет, но этого не случилось.

26 августа исследователи предприняли попытку подняться вверх по реке до "ледника Гашербрум". Через 5 км 700 м долина смыкалась, и река вырывалась из 300-метрового каньона. За ним на протяжении 1400 м река текла в широкой пойме, а потом снова каньон, на этот раз шириною около полутора метров! Утесы практически смыкались над водой, поэтому река текла "как в подполье". Это экстраординарное образование имело протяженность около 400 м и затем расширялось до нескольких метров. Всё это было очень непохожим на Шаксгам, и тогда путешественники поняли свою ошибку.


Рис. 5.3. Карта из книги Мэйсона [1].

Судя по карте, разведчики из экспедиции Мэйсона обошли эту щель высоко по правому борту долины и продвинулись еще на 1200 м, всего от лагеря на 8,5 км.

На карте Мэйсона Зуг-Шаксгам впадает в Шаксгам. Это не верно. На самом деле Зуг-Шаксгам впадает в Раскемдарью. Это доказала экспедиция Эрика Шиптона и Билла Тилмана в 1937 г. [3].

Экспедиция зашла в бассейн Шаксгама с ледника Балторо через перевал Сарпо Лагго, пересекла долину Шаксгама и через перевал Агылдаван (4805) спустилась в долину реки Сурукват. Затем через высокий (5860 м.) снежно-ледовый перевал Шиптон и его спутники проникли в верховья левого притока реки Зуг-Шаксгам. Спустившись к основной реке они обнаружили остатки древнего поселения с домами очень необычной конструкции. Отсюда они совершили радиальный выход по долине Зуг-Шаксгама на юг до точки, которую достиг Мейсон в 1926 г.


Рис. 5.4. Схема из книги Шиптона [4].

Затем экспедиция решила пройти ущелье Зуг-Шаксгама и спуститься к месту его слияния с рекой Сурукват. Каньоны Зуг-Шаксгама оказались непроходимыми, поэтому их пришлось обходить на высоте 1200 м над рекой! При переправе через следующий левый приток чуть не погиб Ангтаркай. Дальнейший путь над каньонами был чрезвычайно труден. "Мы были вынуждены непрерывно исполнять кокой-то ужасный подвиг скалолазания на вертикальных утесах", - писал потом Шиптон. Положение усугублялось дефицитом воды. И всё-таки, они пробились через ущелье реки.

Затем начались войны, и стало не до экспедиций. Сначала - Вторая мировая война (1939-1945). Потом - Первая кашмирская (или индо-пакистанская) война (1947-1949 гг.). Обострилась обстановка и на китайско-индийской границе, где с 1955 по 1962 гг. произошло более 30 вооруженных конфликтов. Их кульминацией стали масштабные боевые действия 1962 г., которые завершились включением в границы Китая большого района Аксай-Чин в северо-западном Тибете. Район Аксай-Чин - это соседний с Шаксгамом более восточный район, теперь по нему проходит автомагистраль Каргалык — Лхаса.

Что касается Северного Каракорума, то значительная часть его территория в бассейне реки Шаксгам была передана Китаю Пакистаном 03 марта 1963 г.

Все эти конфликты очень затормозили исследование Северного Каракорума, который на долгое время стал районом, закрытым для посещения. И только в конце 20-го века началась его вторая история. В эпоху спутниковой картографии отпала надобность в полевых исследованиях, триангуляцию китайцы осуществили только по долине Шаксгама до ледника Гашербрум. Естественно, что главной целью большинства экспедиций стали восьмитысячники, и только японцы уделили внимание некоторым семитысячникам. До шеститысячников Агыл Каракорума никому не было дела.

А зря, район оказался просто потрясающим!


Рис. 5.5. Наш маршрут в бассейне Зуг-Шаксгама.


Ф. 5.2. Утро 23 июля нас застало в долине Шаксгама. Погода улучшилась. Хребет Сиачен Музтаг еще был весь в облаках, зато над нами и на севере простиралось голубое небо.


Ф. 5.3. Мы легко в последний раз перебродили Шаксгам и начали подъем по его маленькому правому притоку. Вот здесь остановился Ардито Дезио [5]. Впереди перед нами терра инкогнита!


Ф. 5.4. Сзади открывался вид на ледник Кайягар - такой же чудовищный, как и Сингхи, сплошь весь раздробленный - какая то каша то ли из сераков, то ли из кальгаспоров, уж и не знаю, как это правильнее называть.

Ф. 5.5 - 5.6. Этот ручей нас вывел на плато фантастической красоты. Вдоль широкой долины на высоте 5200 м раскинулась цепь из четырех лазурных озер.


.


Ф. 5.7. Их цвет и синева неба резко контрастировали с оранжевыми камнями, которые покрывали плоское дно долины. Впереди вершина Са Кангри (Sa Kangri, 6771, по другим данным 6812).


Ф. 5.8. А справа над озерами возвышалась примеченная еще Мэйсоном отвесная Красная стена - бесснежный оранжевый скальный пояс, вздымающийся к небу до высоты 6630 м.


Ф. 5.9. Впереди под скалами пика Са Кангри (6771) угадывался наш спуск направо к притоку Зуг-Шаксгама.

Сама же долина немного уклонялась влево и замыкалась каким-то перевалом и россыпью таинственных и увенчанных льдами остроконечных пиков, слегка задернутых предзакатной розовой дымкой.

Мы входили в неизведанную страну. Что с нами будет? Неудача Мэйсона с бродом через Зуг-Шаксгам и "непрерывный подвиг скалолазания" команды Шиптона - все эти воспоминания о прочитанном увеличивали и без того не малое нервное напряжение.

Обогнув последнее озеро, мы поднялись на низкую седловину, которую назвали перевалом Озерный (5240, 1А). Спустившись с неё, мы встали на берегу ручья - левого притока Зуг-Шаксгама. Здесь, на высоте 5041 м росли эдельвейсы, пижма, и какие-то бобовые, наверно, остролодка.


Ф. 5.10. Эдельвейсы на высоте 5100.


Ф. 5.11. 24 июля мы продолжили спуск по левому притоку Зуг-Шаксгама.


Ф. 5.12. На обходе двух ледников, которые вползали в долину слева и оставляли для воды лишь узкие проходы, мы преодолели два красивых каньона.


Ф. 5.13. Их дно было покрыто разноцветными, порой причудливо обточенными водой валунами. А впереди в створе каньона сверкал ледниками красноватый пик Каймук Кангри (Kaimuk Kangri, 6952) - самый высокий в Агыл-Каракоруме.


Ф. 5.14. Между каньонами мы шли по широкой галечной пойме.


Ф. 5.15 - 5.16. Третий каньон, самый витиеватый с отвесными 20-метровыми стенами, мы обнаружили напротив пары отступивших ледников в 3,5 км, не доходя до Зуг-Шаксгам


.


Ф. 5.17. За третьим каньоном вода в пойме исчезла. Впереди, перед склонами пика 6525 угадывается выход в долину Зуг-Шаксгама.

К обеду на Зуг-Шаксгаме мы уже прошли 22 км никем невиданной местности.


Ф. 5.18. После обеда мы прошли еще 7 км по широкой долине Зуг-Шаксгама с плоским галечным дном.


Ф. 5.19. Миновали каменную бабу и встали на ночлег.


Ф. 5.20. Утром 25 июля мы вошли в узкий извилистый каньон с отвесными скальными стенами. Он начинается севернее пика 6590 в точке с координатами: 35° 52.95'С 76° 54.24'В.

Считать здесь броды - абсолютно бессмысленно. Мы просто не выходили из воды. Нам приходилось постоянно угадывать направление оптимального движения от отмели к отмели, и мы сновали туда - сюда между берегами реки. Несколько раз мы проходили узкие щели, заполненные водой от стены до стены. В таких местах мы просто шли по реке. Всё это требовало постоянного напряжения. Вода была по колено, иной раз по бедро, неаккуратного участника могло завалить.

Через 650 м, дрожащие от холода и совершенно очумевшие, мы вылезли на левый борт и высоко поднялись над рекой. Но не успели мы пройти и двухсот метров, как вышли на обрыв в каньон одного из многочисленных притоков. Значит опять вниз, в воду. Хорошо, что хоть погреться успели...

Затем опять 350-метровый узкий каньон, за которым пойма реки чуточку расширялась, но прижимы, а значит, и броды не прекращались.


Ф. 5.21. На 2200-м метре этого непрерывного сражения с рекой мы подошли к каньону, который был настолько узок, что вода в нем вздымалась, и нас наверняка бы там смыло.

К счастью, здесь можно подняться на плато левого борта и затем спуститься в каньон притока, который стекает с ледника под южной стеной пика Барнаг Кангри (6821).


Ф. 5.22. Вид в каньон сверху.


Ф. 5.23. Вид назад на Зуг-Шаксгам.


Ф. 5.24. А вот, как это место выглядит на космическом снимке.


Ф. 5.25. Каньон притока, стекающего с ледника под южной стеной пика Барнаг Кангри (6821).В него мы спустились.


Ф. 5.26. Из каньона притока мы снова вышли к реке по узкой, метровой щели, которая в финале и вовсе сомкнулась над головой - приток вырывается к Зуг-Шаксгаму, по сути, через пещеру.


Ф. 5.27 – 5.28. И снова 350-метровый каньон основной реки, но уже проходимый.


.

Затем пойма становится чуточку шире. Прижимы и броды, прижимы и броды… После полудня воды стало больше.


Ф.5.29. В последний 600-метровый каньон мы вошли на 4600-м метре нашей битвы с рекой.


Ф. 5.30. А на 6140-м метре мы попытались покинуть пойму, взобравшись на перспективный, как нам показалось, правый берег реки.


Ф. 5.31. Однако через 1,5 км мы были вынуждены спуститься, чтобы пройти следующие 830 метров в пойме реки. Далее река уходила в каньон, а мы поднялись над нею по правому берегу на 100-метровую высоту. Это случилось на 8260-м метре нашей битвы с рекой.


Ф. 5.32. Вид назад от точки, где мы начали подъём на правый берег.


Ф. 5.33. На траверсе осыпных склонов вершины 6647 мы повернули вместе с ущельем на север-северо-восток и спустились на бивак к реке.


Ф. 5.34 - 5.35. Вот так выглядит наш лагерь.


.


Ф. 5.36. Из лагеря мы со злорадством приметили еще один 400-метровый очень узкий каньон, который мы успешно обошли верхами.

В этот день мы прошли 13,5 км исключительно трудной и совершенно неизведанной местности.


Ф. 5.37. Утром 26 июля мы поднялись над рекой более чем на 200 метров и траверсировали осыпи правого берега, пока не наткнулись на глубокий овраг с отвесной противоположной стеной.


Ф. 5.38. Этот овраг образован потоком с ледника северного склона пика 6952. Именно до этого оврага, как показывает карта Мэйсона, дошла его экспедиция при "поиске ледника Гашербрум".

Пришлось спуститься до Зуг-Шаксгама, чтобы потом снова подняться высоко над рекой. Каждый раз мы видели, что обходим очень узкие, скорее всего, непроходимые каньоны. На первом подъеме мы обошли три каньона длиной 50, 280 и 50 метров.


Ф. 5.39. А на втором подъеме мы обошли 600-метровый очень узкий каньон с отвесными высокими стенами. Это был тот самый "экстраординарный" каньон полутораметровой ширины, который так поразил Мэйсона.


Ф. 5.40. С возвышающегося над каньоном перевала мы увидели впереди широкую пойму Зуг-Шаксгама (4390 м), который разливался здесь на несколько рукавов.


Ф.5.41. А выше, над рекой, простиралась какая-то новая горная страна, в которую нам не суждено войти. Наш путь уходил на северо-запад к перевалу в долину реки Шаксгам.

Эта страна была совсем иной. Она отличалась и цветом пород, и более мягкими очертаниями склонов. Там Шиптон нашел березовый лес, там где-то хранят свою тайну развалины необычных домов. Справа угадывалась широкая долина крупного притока, по которому сюда пришла экспедиция Мэйсона.


Ф. 5.42. На спуске в пойму реки мы нашли следы от стоянки Мэйсона - площадку и ряд рукотворно уложенных камней.


Ф. 5.43. Прощальный брод через Зуг-Шаксгам оказался простым. Почти сразу за ним мы повернули в ущелье левого притока и поднялись на осыпи его пологого правого борта.


Ф. 5.44. Прощальный снимок поймы Зуг-Шаксгама. Вид из начала ущелья его левого притока.

К вечеру мы достигли ледника, стекающего из под восточной стены Дарбин Кангри-1 (6824), где и заночевали на высоте 4900 м.

27 июля мы перешли через высокий перевал, который назвали Кызылдаван (5710, 2А) за обилие красных пород на его юго-восточной стороне.


Ф. 5.45. От ночевки у языка большого ледника мы стали подниматься по осыпям его левого борта к маленькому и более северному ледничку, стекающему с перевала Кызылдаван.


Ф. 5.46. Здесь перед нами открылись фантасмагорические картины зубастых красных отрогов пика Дарбин Кангри-1 (6824).


Ф. 5.47. Сама вершина скрывалась за этой скалой.


Ф. 5.48.Седловина перевала с обеих сторон пологая, это вид с юго-востока.


Ф. 5.49. Бивак мы устроили на леднике к западу от перевала Кызылдаван на высоте 5405 м с видом на огромную 1800-метровую северную стену Дарбин Кангри-1 (Durbin Kangri I, 6824).


Ф. 5.50. 28 июля мы прошли не очень сложный ледопад, в котором Иван все-таки один раз провалился в трещину и миновали подножие стены Дарбин Кангри-1.

Затем мы спустились на открытый ледник. Ледник проходили сначала по правой морене, а когда увидели, как морена обрывается скальным прижимом, то пересекли ледник по диагонали к левому борту и по уже по левой морене спустились к языку ледника.


Ф. 5.51. По пути мы любовались стеною Дарбин Кангри-1 (6824).


Ф. 5.52. Язык ледника упирается в скальный каньон.

Чтобы спуститься в этот каньон пришлось бросить в рандклюфте веревку и дюльфернуть.


Ф. 5.53. После обеда мы не прошли и получаса, как обнаружили, что уткнулись в непроходимый по высокой воде каньон. Пришлось остановиться и заночевать на высоте 4480 м.


Ф. 5.54. Недалеко от лагеря со скал периодически стекали снежные реки.

Утром 29 июля мы вошли в каньон Кулчинтубулаксу по малой воде.


Ф. 5.55. Каньон оказался неожиданно трудным. Река не многоводная, но в каньоне узкая и поэтому глубокая и с очень быстрым течением.

Значительная часть русла реки завалена огромными валунами. Река бурлит между ними, низвергается водопадами. Приходится лазать по скалам, т.е., по валунам, облезать их по крутым конгломератным склонам, слезать с камней в воду и сразу начинать брод, часто "по развилку", который, в свою очередь, может завершиться, например, протискиванием в узкую щель между валунами. Более трёх часов мы пробивались по этому участку длиною всего 1800 м.


Ф. 5.56. Обедали мы уже на берегу Шаксгама в оазисе Дарбин Янгал (Кулчинтубулак).


Ф. 5.57. Мы чувствовали себя спасенными. После обеда решили остаться здесь до вечера. Любовались рыбками в ручейке...


Ф. 5.58. Любовались мхом под скалой...


Ф. 5.59. А вечером фотографировали страшноватую Дарбин Кангри-1 (6824).

Путь от оазиса Дарбин Янгал через перевал Прижимный (1А, описан в [6]) и далее через Агылдаван по долине Сурукват занимает не менее 3-х напряженных дней, но мы уже чувствовали себя, как дома. В Илик мы вернулись утром 3-го августа.

Ссылки:

1. Kenneth Mason. Exploration of the Shaksgam Valley and Aghil Ranges 1926.

2. Kenneth Mason. The Shaksgam Valley and Aghil Range. The Geographical Journal Vol. LXIX No. 4, April, 1927.

3. Eric Shipton, Michael Spender, J. B. Auden.The Shaksgam Expedition, 1937. The Geographical Journal, Vol. 91, No. 4. (Apr., 1938), pp. 313-336.

4. Shipton, Eric. The Six Mountain-Travel Books. Mountaineers' Books, 1997.

5. The Italian Expedition to the Karakoram in 1929. The Geographical Journal, Vol. 75, No. 5 (May, 1930), pp. 385-394.

6. А.А. Лебедев. Отчет о горном походе 6 к.с. в Китайском Каракоруме, 2006.

.

К оглавлению

Назад

Вперед